Раздел имущества при банкротстве

Законодательством РФ предусмотрена четкая процедура ведения дела арбитражными судами. Вопрос стоит особенно остро и неоднозначно, когда должник состоит в браке, имеет детей. Проблема ложится на всю семью, и под угрозой оказывается общее нажитое имущество. Как происходит взыскание долгов при семейном или единоличном банкротстве?

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера (у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают), то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:

  • Для жителей Москвы и МО - +7 (499) 653-60-72 Доб. 417
  • Санкт-Петербург и Лен. область - +7 (812) 426-14-07 Доб. 929

Предбанкротная подготовка Раздел имущества супругов при банкротстве Рассказываем, что происходит с долями второй половины и несовершеннолетних детей, если один из членов семьи ушел в банкротство. Раздел имущества супругов при банкротстве Рассказываем, что происходит с долями второй половины и несовершеннолетних детей, если один из членов семьи ушел в банкротство. Наиболее распространенные случаи рассмотрим на примере четырех семейных пар. Для чистоты эксперимента мы будем считать, что имущества должника в любом случае будет недостаточно для погашения всех долгов. В таких случаях ФУ работает проворней, кредиторы голоднее, а у должника задача максимально сберечь хотя бы то, что есть.

Раздел имущества при банкротстве супруга. Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Дело в том, что те нормы Закона о банкротстве, которым (бывший супруг) вправе участвовать в деле о банкротстве гражданина при решении Раздел общего имущества супругов не путём его продажи, а путём. Раздел совместно нажитого имущества осуществляется в суде признания гражданина банкротом; при этом второй супруг может.

Что нужно знать о разделе имущества, в том числе при банкротстве

Учитывается ли имущество супруга при банкротстве? Нередко банкротами становятся семейные люди. Кто-то из супругов берет кредит на общие нужды - покупку автомобиля или недвижимости. Но через некоторое время обстоятельства меняются, один из супругов теряет хорошо оплачиваемую работу, и семья уже не в состоянии справляться с кредитным бременем. Как известно, при банкротстве имущество должника реализуется с торгов в счет погашения долга. А что происходит с имуществом, которое является собственностью супруга?

Учитывается ли имущество супруга при банкротстве?

Сфера практики: Банкротство 6 декабря 2018 г. В этом проекте обсуждается ряд важных вопросов и предлагаемые им решения представляются нам в основном верными.

Среди остающихся спорными положений проекта мы бы хотели выделить одно, которое, по нашему мнению, является противоречащим основополагающим принципам банкротного права и способным резко снизить эффективность процедуры банкротства граждан в нашей стране, в связи с чем мы хотели бы предложить уважаемым коллегам из Верховного Суда РФ ещё раз обсудить при доработке проекта наши соответствующие замечания.

Речь идёт об абзаце втором пункта 6 проекта. В отличие от первого абзаца этого пункта, который правильно указывает на то, что в деле о банкротстве гражданина, по общему правилу, подлежит реализации не только его личное имущество, но и имущество, которое принадлежит ему и его супругу на праве общей собственности, как то прямо предусмотрено Законом о банкротстве в пункте 7 статьи 213.

Как видно, по существу проект предлагает отказаться от установленного Законом о банкротстве правила о том, что общее имущество обанкротившихся супругов делится в процедуре банкротства путём его продажи и удовлетворения из выручки от его продажи общих кредиторов супругов, и вместо этого делить его не по правилам Закона о банкротстве, а по правилам Семейного кодекса.

Почему мы считаем это неправильным? Дело в том, что те нормы Закона о банкротстве, которым предлагаемое решение противоречит, являются проявлением важных принципов банкротного права применительно к банкротству общего имущества супругов. Современное банкротное право как российское, так и зарубежное основывается на том, что процедура банкротства гражданина осуществляется только в отношении имущества гражданина, но не затрагивает его личность как таковую.

Соответственно процедура банкротства гражданина — это процедура урегулирования ситуации, когда его имущество несостоятельно имеющейся у гражданина собственности активов недостаточно для исполнения его обязательств пассивов. Для наиболее справедливого и эффективного разрешения этой ситуации и вводится специальная банкротная коллективная процедура, в которой сначала устанавливаются актив и пассив должника, а затем активы реализуются и выручка распределяется между кредиторами.

Среднестатистический гражданин, являющийся должником по делу о банкротстве — это человек средних лет, а значит, чаще всего, находящийся в браке. В связи с этим следует учитывать, что уже довольно давно ещё с советских времён наше семейное право устойчиво придерживается правила о том, что вступление в брак приводит к образованию у супругов их общего имущества общего как в части активов, так и в части пассивов.

Поэтому в норме у разорившихся супругов средних лет если взять типическую ситуацию женитьбы в молодом возрасте, когда ещё нет ни существенных активов, ни существенных пассивов все имущество общее как активы, так и пассивы — самый распространённый пример это когда они являются созаемщиками по кредиту и сособственниками заложенной по этому кредиту квартиры , ибо оно накопилось за период брака.

Иначе говоря, в норме супруги оба банкроты, банкрот их общее имущество — и потому процедура банкротства должна осуществляться в отношении их общего имущества а не в отношении имущества каждого их них отдельно. Именно так поступают иностранные правопорядки, когда разоряется общее имущество супругов — вводят единую процедуру банкротства такого общего имущества обоих супругов напр. Однако обсуждение этого вопроса началось в нашем праве совсем недавно по той печальной причине, что появление в советское время совместной собственности супругов одновременно совпало по понятным причинам с исчезновением в нашем праве самого института банкротства — в плановой советской экономике ни фактически, ни юридически банкротства не было.

Более того, даже когда после конца советского периода в 1990-е годы в наше право вместе с рыночной экономикой вернулось банкротное право, долгое время законодатель тянул с введением процедуры банкротства обычных граждан — это произошло лишь в 2015 г. До этого же времени ни советское семейное право, ни по существу наследовавшее ему в части режима общего имущества супругов современное российское семейное право, ни даже отечественное законодательство о банкротстве не обсуждали вопрос о том, как же банкротить общее имущество супругов.

Правила Семейного и Гражданского кодексов РФ о разделе общей собственности вообще не обсуждают ситуацию банкротства и потому ожидаемо плохо для неё подходят. Это хорошо заметно не только в том, что в этих правило само банкротство ни разу не упоминается, но и в том, что они не знают такого способа раздела общей собственности как его продажа и раздел выручки который лучше всего подходит для банкротства. В них обсуждается только раздел в натуре, то есть по существу только раздел активов, игнорирующий возможность наличия пассивов и тем более недостаточность активов для покрытия пассивов.

В связи с этим до 2015 г. Именно поэтому в 2011 г. Однако даже в этой ситуации судебная практика постепенно начала разрешать реализовывать в процедуре банкротства одного из супругов их общее имущество — речь идёт о наиболее очевидной уже упоминавшейся частой ситуации выступления мужа и жены в качестве созалогодателей постановления Президиума ВАС РФ от 11 июня 2013 г. Более того, в практике были и примеры, когда в ситуации общей собственности двух граждан не супругов на предмет залога суд справедливо указывал на то, что нужно продавать по правилам Закона о банкротстве весь предмет залога целиком, а не отдельно в каждом отдельном деле о банкротстве каждого из этих бизнесменов его долю в праве собственности напр.

В связи с этим, когда в 2014 г. И такое регулирование появилось — среди новых введённых в закон правил был и пункт 7 статьи 213. Показательно, что арбитражные суды совершенно обоснованно поняли эту норму как введшую институтов совместного банкротства супругов банкротство общего имущества супругов и стали объединять дела о банкротстве супругов в одно общее производство, ибо и устанавливать общие требования кредиторов к обоим супругов лучше в одном деле а не в двух , и продавать общее имущество можно и нужно только один раз а не два.

В этой связи несомненной поддержки заслуживает то, что обсуждаемый проект предлагает прямо допустить такое объединение дел о банкротстве супругов абзац второй пункта 9. Не менее показательно, что сразу после появления в Законе о банкротстве пункта 7 статьи 213. Критикуемый абзац второй пункта 6 обсуждаемого проекта указывает на то, что у супруги и детей банкрота могут быть заслуживающие внимания правомерные интересы НЕ продавать общее имущество в процедуре банкротства.

К сожалению, проект не содержит даже намёка на то, что же это могут быть за интересы, что уже само по себе способно создать серьёзные трудности при применении такого разъяснения. В частности, очень вероятной является такая ситуация, когда суды общей юрисдикции будут принимать и рассматривать иски о разделе общего имущества по существу, НЕ обсуждая наличие таких интересов, молчаливо считая, что достаточно простого нежелания супруги подчиниться процедуре банкротства.

Более того, самое чувствительное общее имущество — единственную квартиру — можно будет продавать только в том случае, если оба супруга передали ее в залог, в связи с чем по-человечески понятное желание не терять заложенную квартиру опять-таки не является правомерным интересом, ибо если банкротное право не обеспечит возможности быстро и эффективно продавать заложенную квартиру, то это приведёт к ухудшению условий ипотечного кредитования, что плохо для самих граждан, а не только банков.

Возможным хотя все равно не бесспорным примером наличия интереса является ситуация, когда размер общего долга намного меньше стоимости общего имущества, то есть когда по существу обанкротился только один из супругов банкрот напр. Что касается несовершеннолетних детей, то их интересы уже защищаются тем, что в ходе процедуры банкротства средства на их содержание исключаются из конкурсной массы — и здесь мы вновь хотели бы поддержать обсуждаемый проект, разрешающий исключить не только гарантированный законом прожиточный минимум, но и при необходимости большие суммы пункт 2.

Задолженность же по алиментам, возникшая до возбуждения дела о банкротстве, также уже защищена — такая задолженность удовлетворяется в самую первую привилегированную очередь.

Кроме того, даже если все-таки и может быть правомерный интерес не продавать общее имущество в процедуре банкротства — неясно, почему проект предлагает решать вопрос о его наличии не в деле о банкротстве, а вне рамок такого дела в суде общей юрисдикции.

Более того, как уже отмечалось, проект не предусматривает никакой предварительной стадии обсуждения судом общей юрисдикции вопроса о том, есть ли у жены правомерный интерес не подчиняться процедуре банкротства — и есть риск того, что на самом деле такого обсуждения не будет. В связи с этим возможным путём доработки проекта может быть как раз введение такой стадии и разрешение жене подавать соответствующее ходатайство, причём рассматривать его нужно именно в деле о банкротстве — поскольку процедура банкротства для того и введена, чтобы с участием всех заинтересованных лиц прежде всего должника и всех его кредиторов решать вопрос о том, как наилучшим образом урегулировать несостоятельность.

Передача проектом этого вопроса в суд общей юрисдикции неудачна в том числе как раз и потому, что процедура раздела общего имущества в таком суде по правилам СК не знает таких материальных и процессуальных правил, которые обеспечивают защиту интересов кредиторов в деле о банкротстве.

Проект пытается решить эту проблему в части процесса указанием на то, что в споре о разделе общего имущества будут вправе участвовать в качестве третьих лиц финансовый управляющий и все кредиторы должника. Однако это решение, увы, не является эффективной заменой банкротной процедуры.

Прежде всего, неточным является указание на управляющего как на третье лицо — у признанного банкротом гражданина управляющий является его законным представителем, в т. Кроме того, в отличие от процедуры банкротстве, где все заявившие свои требования в деле о банкротстве кредиторы становятся в силу статьи 34 Закона о банкротстве участвующими в деле о банкротстве и потому участвуют в силу закона в любом обособленном споре в таком деле без принятия судебного акта о введении их в каждый такой процесс, ГПК таких правил не знает, а значит, скорее всего, каждому кредитору придётся специально просить о своём допуске в процесс.

Нельзя также игнорировать и разницу в раскрытии информации о деле о банкротстве и о процессе раздела общего имущества в суде общей юрисдикции: если в деле о банкротстве есть налаженная хорошо работающая система раскрытия информации в картотеке арбитражных дел, то в судах общей юрисдикции пока, увы, работает не очень хорошо и совсем не так эффективно укажем для примера хотя бы на то, что нет единого сайта для всех судов общей юрисдикции и по многим делам далеко не все судебные акты публикуются или если и публикуются, то с большой задержкой.

В итоге в реальности многие кредиторы будут узнавать о судебном споре о разделе общего имущества уже после его завершения. Нельзя не вспомнить, что первоначально в 2014 г. Однако уже в 2015 г. Более того, строго говоря, даже если бы в Законе о банкротстве и не появился пункт 7 статьи 213.

Раздел общего имущества супругов не путём его продажи, а путём его раздела в натуре будет противоречить этому правилу, ибо будет отчуждением имущества не путём торгов, а путём прямой продажи, против чего устойчиво выступает Закон о банкротстве в связи с такой важной проблемой как затруднительность определения цены.

Накопленный с 2015 г. Нередко основным активом таких людей является бизнес, который невозможно объективно оценить и именно потому Закон о банкротстве предписывает выставить его на открытые торги, чтобы рынок сам дал справедливую его оценку. Кроме того, вновь нужно напомнить, что в ситуации банкротства общего имущества супругов нет и практического смысла предварительного раздела в натуре, поскольку кому бы какие активы ни достались в натуре, все их все равно придётся продавать, поскольку уже известно, что общей стоимости общих активов недостаточно для покрытия общих долгов.

В такой ситуации затягивание начала продажи общих активов в связи с необходимостью предварительного их раздала приведёт к существенному нарушению интересов кредиторов, которые даже позже обычного будут получать свои деньги, и без того априори недостаточные для полного покрытия их убытков.

К этому нужно добавить, что за время спора о разделе активы часть подешевеют или испортятся - напр. Нужно иметь в виду, что добросовестным супругам затягивание процедуры банкротства в связи с ожиданием раздела также невыгодно, поскольку отсрочивает их главный интерес в процедуре банкротства — освободиться от долгов и начать новую экономическую жизнь.

Предлагаемое обсуждаемым проектом решение искусственно разделяет единую банкротную процедуру на две части, рассматриваемые разными судами по разным материальным и процессуальным правилам, нарушая традиционное единство банкротного процесса в частности и судебного процесса вообще.

Мы уже не говорим о том, что помимо прочего это увеличит без необходимости и без того, увы, немалую нагрузку судов общей юрисдикции. Банкротство граждан вернулось в Россию через сто лет отсутствия. Прямо сейчас у нашей страны есть шанс сделать его хорошим и эффективным.

Давайте не упустим его! Зайцев Олег Романович, магистр частного права, кандидат юридических наук, консультант Исследовательского центра частного права им. Алексеева при Президенте РФ, член рабочей группы при Верховном Суде РФ по подготовке проекта постановления Пленуме о конкурсной массе гражданина, участник разработки закона о банкротстве граждан и постановления Пленума ВАС РФ о банкротстве индивидуальных предпринимателей; Егоров Андрей Владимирович, магистр частного права, кандидат юридических наук, первый заместитель Председателя Совета Исследовательского центра частного права им.

ВС объяснил, что делать с имуществом супругов при банкротстве

Как делить долги и общее имущество супругов при банкротстве, можно ли застраховаться от взыскания кредиторов брачным договором или досудебным соглашением, какую ответственность несут бывшие супруги за должника, разъяснил Верховный суд РФ в проекте постановления пленума об особенностях банкротства гражданина. Муж и жена одна сатана В деле о банкротстве учитываются как требования кредиторов по личным обязательствам должника, так и по общим обязательствам супругов. Погашение требований за счет конкурсной массы осуществляется в таком порядке: — сначала требования всех кредиторов, в том числе кредиторов по текущим обязательствам, из стоимости личного имущества должника и стоимости общего имущества супругов, приходящейся на долю должника.

Верховный суд рассказал, где делить имущество супругов, если один из них банкрот

Сфера практики: Банкротство 6 декабря 2018 г. В этом проекте обсуждается ряд важных вопросов и предлагаемые им решения представляются нам в основном верными. Среди остающихся спорными положений проекта мы бы хотели выделить одно, которое, по нашему мнению, является противоречащим основополагающим принципам банкротного права и способным резко снизить эффективность процедуры банкротства граждан в нашей стране, в связи с чем мы хотели бы предложить уважаемым коллегам из Верховного Суда РФ ещё раз обсудить при доработке проекта наши соответствующие замечания. Речь идёт об абзаце втором пункта 6 проекта. В отличие от первого абзаца этого пункта, который правильно указывает на то, что в деле о банкротстве гражданина, по общему правилу, подлежит реализации не только его личное имущество, но и имущество, которое принадлежит ему и его супругу на праве общей собственности, как то прямо предусмотрено Законом о банкротстве в пункте 7 статьи 213. Как видно, по существу проект предлагает отказаться от установленного Законом о банкротстве правила о том, что общее имущество обанкротившихся супругов делится в процедуре банкротства путём его продажи и удовлетворения из выручки от его продажи общих кредиторов супругов, и вместо этого делить его не по правилам Закона о банкротстве, а по правилам Семейного кодекса. Почему мы считаем это неправильным?

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Раздел имущества супругов в банкротстве. Есть ли смысл?

Как супругам уберечь имущество при банкротстве одного из них

Раздел имущества при банкротстве супруга 26 февраля 2019 года 12:38 Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью независимо от того, на имя кого из них оно приобретено, зарегистрировано или учтено. По делам о банкротстве гражданина-должника подлежит реализации его личное имущество, а также имущество, принадлежащее ему и супругу бывшему супругу на праве общей собственности.. При этом, если супруг бывший супруг полагает, что реализация общего имущества не учитывает его интересы и или интересы находящихся на его иждивении лиц, в том числе несовершеннолетних детей, он вправе обратиться в суд с требованием о разделе такого имущества до его продажи в процедуре банкротства. С данным требованием необходимо обращаться в суд общей юрисдикции, где к участию в деле о разделе общего имущества супругов привлекается финансовый управляющий. Все кредиторы должника, требования которых заявлены в деле о банкротстве, вправе принять участие в рассмотрении названного иска. Подлежащее разделу общее имущество супругов не может быть реализовано в рамках процедур банкротства до разрешения указанного спора судом общей юрисдикции.

Раздел имущества в процедуре банкротства

Супруга получила дом по наследству. За годы совместной жизни дом достроили, отремонтировали и обустроили. В результате стоимость дома выросла. Но есть нюанс: если брачный договор содержит несправедливые условия, которые ущемляют права одного из супругов, нарушают принцип равенства, хороший юрист сможет его оспорить. Так сказать, на доверии.

Раздел имущества при банкротстве супруга

Как супругам уберечь имущество при банкротстве одного из них Традиционные способы спасения активов перестают работать Арслан Дякиев , юрист практики по оказанию услуг частным клиентам PwC Прочту позже Вопреки стереотипам банкротами становятся в том числе вполне успешные люди. В зону риска могут попасть, например, топ-менеджеры крупных компаний, которых привлекают к субсидиарной ответственности при банкротстве обществ, которыми они управляют. В подобных ситуациях наличие проблем у одного из супругов может поставить под риск имущество всей семьи. Зачастую, оказавшись в сложной ситуации, муж и жена пытаются спасти семейное имущество, передав его от должника другому супругу например, по брачному договору.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Супруг - банкрот. Раздел имущества и долгов при банкротстве
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 0
  1. Пока нет комментариев...

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных